Что будем смотреть в этом месяце?

Ситкомы, которые согреют вас в холодный ноябрьский вечер

Новые сезоны любимых сериалов

Съемки «Фарго» глазами корреспондента EW. День первый.

Ной Хоули не выглядел взволнованным, хотя это было бы вполне естественно, при чем не только перед вторым сезоном.

Шоураннер «Фарго» стоял на пороге неприметного здания в Калгари, готовясь начать очередной съемочный день второго сезона еще неизвестной сенсации от FX. Вы можете вспомнить, как при довольно низких ожиданиях в духе «да как они только осмелились это снимать» шоу дебютировало в прошлом году, но затем смогло очаровать зрителей и критиков, возможно, еще более прекрасным криминальным эпосом с яркими вкраплениями черного юмора, чем оригинальный фильм братьев Коэнов 1996 года, и даже получить Эмми за лучший мини-сериал года. Перед вторым сезоном Хоули предпринял настоящую творческую революцию, вынудив свою команду попытаться повторить этот трюк дважды — так же, как и «Настоящий детектив» от HBO, еще одна криминальная антология, ставшая событием массовой культуры в 2014 году. Но после того, как этим летом «Настоящий детектив» потерпел «настоящее» фиаско, вопрос был задан по-другому: сможет ли «Фарго» выпустить свое не менее амбициозное обновление, которое погубило его конкурента?

Для Хоули это было одним из поводов для волнения. Вторым оказался мой приезд на съемки с целью сопровождать его в течение двух дней. «Быть тенью шоураннера» — эту идею я пытался реализовать уже несколько раз, но топовые сценаристы и продюсеры всегда мне отказывали: иметь рядом репортера, слышащего все, что ты говоришь во время стрессовых ситуаций на рискованной работе, — довольно плохая идея. Поэтому когда Хоули согласился, я с одной стороны был удивлен, а с другой — не очень. Если бы кто и решился на это, то только он, источающий уверенность и спокойствие, желающий, чтобы «Фарго» достиг еще более широкой аудитории. В этом ключе можно сделать еще одно сравнение с «Настоящий детективом»: его шоураннер, Ника Пиццолатто, работал в таком ошеломительном хаосе, что даже решился на беспрецедентный шаг — вообще не пускать журналистов на съемки второго сезона.

После моего приезда в Калгари в марте этого года своим первым вопросом Хоули, как будто читая мои мысли, попросил поделиться впечатлениями от только что опубликованного трейлера «Настоящего детектива». Он раздобыл информацию о том, сколько дней HBO дало Пиццолатто для съемок первого сезона — около 100 на 8 эпизодов по сравнению с 82, которые FX отвел на производство 13 часов первого сезона «Фарго». Хоули всегда пытается выбить еще немного времени, ведь он не относится к своему проекту как к телесериалу. Это заметно по его интервью, где Хоули использует другое, более возвышенное слово для описания своего контента:

Телевидение — лучшее, что можно сделать в случае разбиения на эпизоды, но я думаю, что мы снимаем кино, и оно должно быть идеальным. Просто у нас нет таких денег, как у HBO. И мы должны работать усерднее и быстрее.

В течение следующих двух дней мне предстояло увидеть воочию, как усердно и быстро Хоули умеет работать.


День первый

Борьба за идеальный дубль, в ходе которой Кирстен Данст решает, что это не ее лучший день на съемках.

Шла работа над восьмым эпизодом, но Хоули решил переписать и переснять одну из ключевых сцен первой серии (в оригинальной версии, по его словам, «не удалось достичь того, чего мне хотелось»). Как мы уже знаем, события второго сезона происходят в 1979 году и связны с двумя воюющими между собой преступными организациями Северной Дакоты: олдскульной криминальной семьей Герхардтов (возглавляемой персонажем Джин Смарт) и «корпоративным» синдикатом из Канзас Сити, представляемым инфорсером Джо Було (Брэд Гарретт), — а между двух огней находятся местная полиция (Тед Дэнсон и Патрик Уилсон) и обычная семейная пара, Пегги и Эд (Кирстен Данст и Джесси Племонс).

Эта сцена следовала сразу после того, как Пегги на своей машине случайно сбила гангстера, и теперь просит своего мужа помочь ей замести следы. Строительная бригада построила гараж, который изнутри был залит нездоровым желто-зеленым освещением, и по стенам которого была развешена целая куча ножовочных полотен так, что абсолютно естественно было бы предположить, что в конце концов кто-то кого-то ими разрежет (как оказалось, предчувствие нас обмануло). Машина Пегги, Корвер (Corvair), сама по себе является хитрой и злой шуткой — именно эту модель Райльф Нейдер однажды объявил «опасной при любой скорости».

«Если об этом узнают, то всему, что ты хочешь — чего мы хотим, — всему конец», — отчаянного говорит Пегги Эду. «Ни магазина. Ни детей. Ни семьи».

Сцену пересняли, потом еще раз, и еще, стараясь улучшить игру актеров. Она потребовала наибольшего числа дублей по сравнению со всеми остальными сценами. У Данст никак не получалось передать идеальную композицию отчаяния, паники, доброго сочувствия и коварной угрозы. Одна из представителей FX подошла к Хоули и прошептала: «Зачем тебе понадобилось описывать такие сложные эмоции?»

Актриса из «Человека-Паука» была первой, кого выбрали на кастинге, а теперь она чувствовала, что, попав в телесериал, ввязалась в некую авантюру. Но Хоули удалось переубедить Данст с помощью проникновенного email, отправленного ей за день до начала съемок. «Оно было таким чутким, что я даже заплакала», — признается она. «Он так выразительно описал приключения Пегги и добавил, что уверен во мне. Это меня очень растрогало».

При этом Данст меньше всего беспокоилась о том, что приводит в страх любого члена актерского состава, присоединившегося к «Фарго», — об умении передать характерный акцент местных жителей. Ранее ей приходилось справляться и с более сложной задачей в фильме «Убийственные красотки». На съемочной площадке постоянно находился тренер по разговорной речи, который постоянно поправлял других актеров, но в случае с Данст он замолкал. У «Фарго» по сравнению с кинофильмами просто бешеная динамика сюжета, особенно когда болтливая Пегги мчится во весь опор по страницам с диалогами. «Я никогда не была актрисой, типа [делает испуганный голос] „Так сложно запоминать свою речь! Нужно столько выучить!“», — говорит она. «Но каждую ночь я зубрю текст, как перед экзаменом. Такое чувство, будто я уже четыре фильма закончила». Ее усилия окупились номинацией на Золотой Глобус, о которой было объявлено на прошлой неделе.

Еще оказалось, что «Фарго» выбил слезу и из Джин Смарт, хотя в несколько ином смысле.


Совещание о правильном размере цыплят

В ходе съемок у ассисента режиссера возникает к Хоули серьезный вопрос.

Снимали сцену, в которой Медведь Герхардт (Ангус Сэмпсон) ест цыпленка, поэтому их купили целый десяток. Ассистент режиссера хотел, чтобы цыпленок в кадре был определенного размера, и выбрал несколько средненьких. Что, если они окажутся чересчур толстыми? Или наоборот, отвлекающе костлявыми? Вот такие абсолютно бытовые вопросы, о которых аудитория даже не задумается, ежедневно приходится решать шоураннерам и режиссерам. Хоули быстро одобрил выбранных тушек.


Хоули снимает краткую сцену изнутри камина в доме Пегги и Эда, а мы понимаем, как плохо нам порой удается заметить спецэффекты

Это съемка «с невозможного ракурса», прием, который часто использовался в предыдущем сериале с участием Племонса, «Во все тяжкие». Вы выглядываете изнутри камина в гостиной. Хоули рассказал, что потрескивающее пламя было добавлено позже с помощью компьютерной графики. И это интересно, так как обычно считается, что спецэффекты обычно используют для динамичных сцен и драматичного фона, однако еще часто их используют для более приземленных вещей, который вы даже не заметите. Компьютерная графика стала комбинацией шпатлевки, скотча и волшебной палочки.

Племонс рассказал, что изначально он был слегка расстроен описанием своей роли перед кастингом как «человек-корова», но Хоули удалось его переубедить. «Он не тормоз, он всего лишь смотрит на мир более просто».

Пока мы беседовали внутри палатки, снаружи неслышно подкралась Данст и стала прислушиваться к разговору. Позже она объяснила свое озорство так: «Джесси сказал мне, что ненавидит давать интервью, и мне очень хотелось это послушать».


Встреча с Герхардтами, в которой Флойд хладнокровно отдает приказания своим грозным сыновьям, включая смертоносного Додда

Чтобы объяснить Смарт суть ее роли, Хоули отправил ей фотографии из книги с гнетущими картинами художника Эндрю Уайета, но актриса сообщила, что гораздо сильнее на нее подействовала менее эзотерическая причина. «Я просто хотела застрелить кого-нибудь или выругаться, хотя бы раз», — рассказала звезда фильма «Создавая женщину».

Однако съемки потребовали сделать 63-летнюю актрису еще старше, что стало прямой противоположностью того, к чему Смарт привыкла. «В первый день меня постригли, перекрасили и уложили волосы так, что я просто расплакалась», — признается Смарт. «Но через 10 минут я пришла в себя и даже полюбила свой новый облик. Это не гламурная роль, она сильно расковывает. Наверное, так себя чувствуют актеры-мужчины, когда ты думаешь только о том, о чем тебе нужно думать: о персонаже и сцене — вместо того, чтобы беспокоиться „О боже, зачем они снимают меня с такого ракурса?“ Тебе не нужно переживать о том, что ты выглядишь тощей, или искать, где находится камера».

Рядом с нами Донован ждал подготовки очередной сцены. У него был потрясающий вид в золотой цепи Додда, с бакенбардами и в сапогах со стальными носами. «Наверное, он самый амбициозный герой в сериале, и он никого не боится — кроме, в каком-то смысле, своей матери», — отмечает актер.

Хоули не был единственным, кто ощущал определенное давление и необходимость продолжить успех первого сезона. Многие актеры второго сезона признались, что тоже чувствовали эту ношу. «Первый сезон высоко поднял планку», — говорит Донован. «Я еще ни разу не был частью чего-то, что ранее получило все награды, а теперь полностью изменилось, и твоя задача — добиться того же. Но вокруг тебя здесь столько талантов, что иногда забываешь, что играешь роль, и просто смотришь и восхищаешься другими актерами. И вдруг осознаешь это: „Черт подери, я совсем забыл о своей работе!“»

Наверное, что-то подобное произошло во время одного из дублей сцены с Донованом и Смарт, в котором он забыл одну из своих реплик.

«У меня был приступ Альцгеймера», — объяснил он Смарт и пошутил: «Нужно было вас предупредить».

Смарт ответила так: «Меня? А мы с вами знакомы?»


О разделении экрана

Хоули просмотрел несмонтированный материал третьего эпизода и дал указания редактору: вырезать кадры отсюда и вставить их сюда. Монтаж любого шоу достаточно сложен, а когда вы добавляете широкий актерский состав, а персонажи пускаются в собственные приключения в разных географических локациях, число возможных способов склеить сцены вырастает экспоненциально.

Но Хоули усложнил процесс еще больше путем использования разделения экрана для одновременного наблюдения за тем, как разные герои занимаются своими делами, находясь в разных местах. Это было смелым шагом, и Хоули заботился о том, чтобы это действительно помогало зрителями следить за историей, а не являлось просто стильным или раздражающим трюком.

«Мы отслеживаем стольких героев, у нас столько нитей, сплетающихся под разными углами, и мы хотим держать аудиторию в оцепенении», — объяснил он. «Я просто хочу доступнее рассказать эту историю. И если ты вводишь в нее людей так, как они не привыкли, исполнение должно быть идеальным».

Но экране редактора появилась другая сцена, перед которой появилась карточка с заголовком для ориентировки зрителя: «Луверн, Миннисота».

Хоули максимально мягко заметил: «Друг мой, кажется, вы неправильно написали слово „Миннесота“».


Чрезвычайно скучное совещание, принимающее неожиданный поворот

Совещание по расписанию проводят для планирования следующей недели съемок: какие сцены из каких эпизодов будут сниматься, где, в какие дни, в каком порядке. Да, звучит скучно. Это ужасно нудная, неблагодарная, ориентированная за определение деталей, не задействующая мозг унылая работа.

Хоули проводил ее вместе с коллегой, исполнительным продюсером Уорреном Литтлфилдом, который в 1990-х был одним из самых известных руководителей NBC. Хоули — главная творческая движущая сила «Фарго», а Литтлфилд занимается практическими вещами за кулисами. Они беседовали с помощником режиссера, Филипом Чипера, задачей которого было составить график съемок.

Эту встречу совместили с ланчем, который включал прожаренные яичные роллы с картофельным пюре, поданными со сметаной, беконом и шнитт-луком. Сложно передать их чудесный вкус. В течение нескольких минут, пока продюсеры обсуждали механику работы, яичные роллы были самыми интересными предметами в комнате. Поэтому я сконцентрировался на том, чтобы не так громко хрустеть, уплетая их, и не выглядеть полным идиотом перед шоураннером «Фарго» и человеком, который одобрил заказ «Сайнфилда», и в целом попытался максимально отвлечься от их разговора, когда случайно услышал несколько небрежно пророненных ими ключевых спойлеров финального эпизода. Тут Хоули взглянул на меня с небольшим сомнением. Я быстро прекратил есть и оглянулся, широко раскрыв глаза и остановив челюсть в середине процесса. Но поскольку я никогда не делаю спойлеров, да и из-за яичных роллов все равно услышал не так много важных деталей, продюсерам не о чем было беспокоиться.

Тема разговора изменилась, когда Чипера сказал Хоули, что он без ума от его сценария, но шоураннеру все-таки придется что-то выкинуть, чтобы уложиться в график. «В выходные я просчитал около десятка графиков, пытаясь сэкономить хотя бы один день съемок», — сообщил Чипера, в конце сделав паузу и не решаясь предложить отказаться от какой-то конкретной сцены. Хоули уловил это сразу: «Вы же не хотите меня обидеть?»

Хорошие новости для Хоули заключались в том, что Чипере все-таки удалось сжать работу и сберечь некоторое время. На этом мы расстались до следующего дня.


Продолжение следует...

Источник: ew.com
Эта статья о сериале
IMDB
9.10
152.861
Кинопоиск
8.44
49.824