Первые фантастические премьеры года

Что будем смотреть в начале нового года?

Новые комедийные и анимационные шоу января

Новые сезоны любимых драматических сериалов

Босс «Сотни» про смерть, конец сезона и будущее сериала

Босс «Сотни» про смерть, конец сезона и будущее сериала

«У «The CW» есть особенность, благодаря которой они известны»,– рассказывает исполнительный продюсер Джейсон Ротенберг «Голливудскому Репортёру», признавая, что привлечь внимание людей – тяжелое дело.

Спустя 97 лет после того, как ядерная война стёрла жизнь с лица Земли, выжившие – население 12 космических станций – объединены в «Ковчег». После того, как их система поддержки самообеспечения начинает рушиться, сотню молодых преступников посылают на Землю чтобы выяснить, безопасна ли она для обитания. Сотне (сейчас уже меньше) опасность смерти грозит чаще и сильнее, подозреваемые и жертвы преступлений непредсказуемы. Взять, к примеру, неожиданную смерть сына канцлера в третьем эпизоде (причина смерти: перерезанное горло) или групповое самопожертвование в пятом ради заметного уменьшения население «Ковчега».

Исполнительный продюсер Джейсон Ротенберг рассказал «Голливудскому Репортёру» о бесцеремонном представлении о выживании в сериале «Сто».

Я всегда знал, каким будет этот сериал, каким будет его настрой, каким будет насилие

В честной беседе с «ГР» Ротенберг обсуждает природу жестокости, вещание на «TheCW», и что предполагается во втором сезоне.

Что было самым неожиданным для тебя вещей, которые зрители извлекли из этого сериала?

Я знал, что этот отбор в пятом эпизоде будет именно таким, когда мы выпустили пилот. Я знал, что мы убьём этих людей, что сигнал придёт слишком поздно, чтобы их спасти. У меня всегда была эта точка зрения, мне кажется большинство сериалов выбрали бы другой ход событий, и конечно большая часть из тех, кто транслируется по ТВ. Так что самым впечатляющим для меня было видеть реакцию людей, когда они начали осознавать, что мы такое делаем. Люди, которым сериал нравился с самого начала – они молодцы и мне нравятся хорошие отзывы, в любой момент, когда я их получаю. Но мне, честно говоря, нравятся больше отзывы, в которых люди говорят, типа: «Я думал сериал отстойный, но теперь я в восторге!» Это лучший отзыв, потому что я вернул этого зрителя.

У тебя были какие-то преграды из-за того, что трансляция идёт по «TheCW», у них же сериалы вроде «Дневники Вампира» (The Vampire Diaries) и «Царство» (Reign) в программе.

Хорошо это или плохо, но у «The CW» есть особенность, благодаря которой они известны. Хорошо или плохо, но научно-фантастическое сообщество – членом которого я себя считаю – имеет своеобразную позицию в отношении этого. Нужно некоторое время, чтобы расположить этих людей к себе. Сначала у нас было прошлое во втором эпизоде, а в третьем мы убили Уэллса, в четвёртом у нас было повешение и селекция в пятом, и вот тогда мы обрезали все углы и поняли, как всё должно продолжаться. Надеюсь, что та аудитория, которая смотрит «Ходячих мертвецов» и «Игру престолов», начнёт говорить: «О, а тут тоже, что-то интересное происходит. Может дадим ему шанс».

Транслируясь на «The CW», как у вас получилось соблюсти баланс между романтикой и боевиком?

В их сериалах, некоторых из них, есть какая-то наигранная романтика, и я борюсь против этого. Кажется, мы тоже немного перебрали в ту сторону в первых двух сериях, и поскольку мы создали этот сериал, он, какой есть сейчас, совсем не об этом. Думаю, романтика или мелодраматичная нить всегда будут присутствовать, но они никогда не будут основой. Мы нашли баланс к четвёртой-пятой сериям, где эта тема присутствует, но не перегружает историю, которую мы рассказываем; она находится на своём месте. Иногда я говорю об иерархии потребностей Маслоу, это пирамида: в основании – средства для выживания, например, достаточное количество еды или безопасный ночлег. Когда тебя беспокоят такие вещи, тебя не беспокоит тот, с кем ты будешь спать в следующий раз или кто с кем спит. Это такие вещи, которые находятся выше в этой пирамиде и в этом сериале мы до такого не доберёмся. В первую очередь это приключенческий боевик, в нём есть элементы мелодрамы, но я всегда напоминаю, что в «Звёздных войнах» есть любовный треугольник, а у Индианы Джонса есть девушка. Там же наша идея, несмотря на то, чего бы хотели некоторые люди в Твиттере.

Тебя удивляли некоторые пары, которые получили больше внимания, чем ожидалось?

Да, немного. Чуть-чуть поражён насколько пара Беллами-Кларк пользуется успехом. Полностью понимаю это. Мне кажется оба актёра отличные, а персонажи диаметрально противоположны друг другу на протяжении долгого времени. И есть невероятная химия между Элизой [Тэйлор] и Бобом [Морли]. Это не удивляло меня задним числом, но это очевидно не были те отношения, к которым мы вели в начале сезона и не те, к которым мы ведём сейчас, откровенно говоря. Это не то, на чём я поставлю точку, но, ещё раз, не в этом суть. Это глазурь, а не торт.

Какая из смертей была самой вызывающей при формировании сценария?

Смерть Уэллса была самой тяжелой, потому что Эли [Гори] был членом семьи. Попрощаться с частью общины – непростое дело, к тому же только в третьей серии. Мы знали, что должны это сделать. Нам нужно было объявить радикальным способом, что никто не в безопасности и если сын канцлера умер, так же может умереть любой. Сериалы вроде «Игра престолов», «Ходячие мертвецы», которым я стараюсь соответствовать, у них есть преимущества, которых нет у нас – они могут использовать намного больше насилия и секса, чем мы. Мне как-то показалось, что нужно поднять флаг «мы можем!». Мы можем делать вещи, которые шокируют вас. Вот что нам дала эта смерть.

«Сто» очевидно не боится смерти. Ещё что-то будет перед окончанием сериала?

Мы не боимся позволить насилию быть реальным. Мы не боимся позволить смерти быть чем-то, что может случиться с каждым в любое время. Это не последний раз, когда подобное случается с главным героем. Это такой тип мира, в котором они себя обнаружили. Мир, в котором есть Жители (Grounders), это всё, что они знают, и теперь «Сто» завязли в этой продолжительной битве и войне за ресурсы и территорию. Выживут они или нет, очевидно под вопросом.

В девятом эпизоде Кларк видела падающий космический челнок, думая, что её мать была на борту. Что ты можешь рассказать о начале следующего эпизода?

Десятый эпизод, возможно пока ещё мой самый любимый. Он отснят отлично на всех уровнях. В нём есть этические дилеммы, в которых, мне кажется, этот сериал по-настоящему превосходит другие – серия с повешением была о преступлении и наказании, а серия с пыткой, седьмая, такой, в которой нет простого ответа. Оба ответа отстойны и вам нужно выяснить, какой из них более приемлем для меня. Вот такая десятая серия. Это невероятный час на ТВ – эта серия не лучшая в сезоне, но лучшая из имеющихся. Иногда я комментирую в Твиттере подобные вещи, но я никогда не лгал. Я не раскручиваю серии ради рекламы. Есть серии, которые мне не так нравятся. Мне не нравится восьмая («Полуденная прогулка») или серия, за написание которой я получил признание, вторая («Земные навыки»).

Что ты можешь сказать о паре Линкольна и Октавии и есть ли у них будущее?

В пилоте и во втором эпизоде, по сценарию Октавия была маленькой дикаркой, которая оказалась свободна впервые в своей жизни, это было непривлекательно и она вела себя немного вызывающе. Теперь она повзрослела и стала почти оплотом морали. Кларк говорит «Иди, пытай этого парня», а она отвечает «Нет, он пытался помочь мне.» Она теоретически жертвует собой и оказывается той, кто превращается в спасителя Финна, воткнув в себя отравленное лезвие: тут она вероятно начинает вам нравиться. В девятой серии она подобным же образом оправдала себя снова. Что касается их отношений, я могу сказать, что сотня приземлилась в разгар текущего конфликта с людьми, которые оказались воинственными. Жители не стали воинами в тот день, когда эти люди высадились на планету, они сражались с кем-то или чем-то перед прибытием сотни. Когда Анья и Кларк встретились на мосту, мы начали раскрывать эту историю. Мы начнём пересекаться с неизвестными и начнём выяснять, что там, на земле. Из-за Линкольна и Октавии – в большей степени Линкольна – мы понимаем, что Жители имеют какую-то точку зрения. Они не злодеи, как мы думали раньше, и мы направляем корабль повествования в ту сторону, где, черт возьми, у персонажей есть своя точка зрения и видение происходящего.

Договор между Жителями/сотней равноправный?

Линкольн свидетель того, что не все они плохие, и он такой не один. Есть ещё подобные ему. Проблема в том, что – не слишком ли далеко мы забрели с этой стратегией войны, чтобы когда-нибудь объединиться. Во втором сезоне одна из линий сюжета, в которую мы углубимся, это отношения между сотней и аборигенами, которые уже были на месте. Тут есть небольшая аналогия с отношениями переселенцев и коренных Американцев, и тем как мы сильно облажались в этом вопросе. И есть надежда, что люди с «Ковчега» не испортят всё так же. Но, скорее всего, испортят.

Как бы ты описал четыре последних эпизода?

Они эпичны. Финал сезона – серия «Бесстрашный». Жители уже готовы атаковать сотню, и к концу сезона будет потеряно много жизней.

Сотня выходит по средам в 9 вечера на канале «The CW»

Источник: Hollywood Reporter
Это интервью о сериале
IMDB
7.90
87.230
Кинопоиск
7.53
13.297