Первые фантастические премьеры года

Что будем смотреть в начале нового года?

Новые комедийные и анимационные шоу января

Новые сезоны любимых драматических сериалов

Ридли Скотт, о съемках «Человека в высоком замке»

Ридли Скотт, о съемках «Человека в высоком замке»

Превращение мрачного и интенсивно разворачивающегося романа об альтернативном ходе истории (страны «оси» побеждают во Второй мировой войне и разделяют США на владения) в триллер из 10 эпизодов испугало даже прожженного Ридли Скотта, который в 1982 превратил популярный фантастический роман того же Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» в фильм «Бегущий по лезвию». Однако, «Человек в высоком замке» относится как к жанру фантастики, так и псевдоисторической драмы и рассказывает о двух персонажах: мужчине (Люк Клайнтанк) из оккупированной нацистами восточной части США и женщине (Алекса Давалос) из подконтрольной Японии западной части страны, которая обнаруживает кинопленку, где показан альтернативный ход истории с победой сил союзников.

Скотт, выступающий исполнительным продюсером сериала рассказал о сложностях при создании шоу, которое должно переместить зрителей в послевоенную эпоху, пусть и абсолютно неузнаваемую, а также погрузить их в поистине тревожную обстановку. Подобное построение мира для него означало создание особого языка визуальных образов конкретно для этой работы.

Конечно, вы работали с материалом пера Филипа Дика и раньше. Когда вы в первый раз размышляли о том, чтобы «Человек в высоком замке» стал для вас очередным погружением в работы Дика?

Думаю, это уходит корнями еще во времена предыдущей работы совместно с ним. Мы встретились, но я еще не показывал ему видео «Бегущего по лезвию», потому что хотел доделать фильм до конца и наложить спецэффекты. В этот момент я подумал, что все складывалось настолько удачно, что пригласил его понаблюдать за процессом, особенно за съемками первой сцены, и он ответил, что был просто потрясен. Не думаю, что он был готов к этому. Он спросил: «Ты читал „Человека в высоком замке“?» Я ответил: «Вообще-то нет». Он сказал: «Господи, мне кажется, что все здесь очень сильно навеяно этой книгой». Так что после этого я ее прочел.

Почему вы решили сделать из романа сериал?

Мне показалось, что это будет действительно серьезным вызовом. Однажды я смотрел кино, снятое человеком по имени Кевин Браунлоу. Это было довольно умелый молодой английский режиссер, работавший еще до меня, и он снял фильм «Это случилось здесь», и, конечно, в нем был очень четкий мотив, «что, если бы они победили, а мы проиграли?» И вдруг перед вами предстает Цирк на Пиккадилли, полный офицеров «СС», гуляющих под руку с местными девушками. Было очень странно смотреть на это, потому что не забывайте, я тоже немного дитя войны. Когда я жил севернее (в Англии), в тот самый момент, после войны, многих пленных немцев привезли к нам для работы на сельскохозяйственных угодьях, и, что самое интересно, никто из них не хотел вернуться в Германию. Так что я немного погрузился в этом, ведь события «Человека в высоком замке» происходят через 17 лет после окончания войны, это не такой долгий промежуток времени, эта история надолго засела в моей голове. Как-то к нам с Дэвидом Цукером (продюсер сериала) подошли и спросили: «Согласны подумать об этом?» Я ответил: «Конечно». Это был настолько естественно, открытая дверь, понимаете?

Создание «Человека в высоком замке» требует построения правдоподобного мира, Америки, которая выглядит и ощущается как место, захваченное странами «оси». Вы режиссер, известный своим подходом к визуализации, вы даже разбирали по кадрам целые фильмы, например, «Чужой». Вы применяли подобную технику для этого сериала?

Нет, нет. Я занят. Оставлю это режиссеру и продюсерам. Моя задача — просто обеспечить качество, пороги, которому сериал точно должен соответствовать.

И как конкретно вы это делаете?

По счастью у меня абсолютная фотографическая память, у меня наметанный глаз. У нас есть что-то вроде справочника, где есть заметки о моих любимых фильмах, которые могут нам пригодиться. Сюда входит «Третий человек», конечно, «Бегущий по лезвию», может быть еще какие-то фильмы 40-х, 50-х, работы Витторио Стораро, «Конформист»... Мы собрали эту информацию в виде записей, утвердив их: «О’кей, в этом стиле мы и работаем», и ее используют другие наши режиссеры и операторы.

То есть это как руководство по стилю с иллюстрациями, которые, по вашему мнению, должны повлиять на внешний вид шоу, что-то вроде фотоальбома?

Да, точно. Он довольно внушительных размеров, наверное, 50 или 60 страниц, довольно много. Можно открыть его и сказать: «Это тут, это там. Вот это — вселенная. А вот это нам сейчас пригодится».

Вы берете образы только из фильмов или откуда-то еще?

Не только. На съемки «Человека в высоком замке» меня также вдохновило одиночество Эдварда Хоппера. Он один из лучших американских художников 20-ого века, но, на мой взгляд, в его спокойствии отражено очень странное чувство времени. Он изображает неподвижность, не так ли? Я пользовался его работами и во времена работы над «Бегущим по лезвию».

Давайте вернемся к истории «Человека в высоком замке». Насколько сложно был превратить его в сериал из 10 эпизодов?

Ну, непросто. Книга чертовски сложна для преобразования. Там почти 19 разных историй на первых 20 страницах. Как это сделать? Как привести сюжет к концовке? Но так работал Филип Дик. Он был уникальным человеком с гениальной головой, и его мысль скачет и мечется вокруг всего сразу. Для меня одной из самых больших проблем при адаптации «Бегущего по лезвию» было выделить основное и сжать его до размера 3 часов. А сейчас у нас десять 45- или 50-минутных эпизодов, то есть больше пространства, по которому можно передвигаться, чтобы рассказывать историю. Необычно, что для Филипа это идеальная плотность истории, а для телеадаптации 10 эпизодов — гораздо проще, что один фильм на три часа.

Вы впервые прочли этот роман в 1980-х после завершения работы над «Бегущим по лезвию», но работу над телеверсией начали всего пять лет назад. Как эта история об альтернативном 1962 годе звучит сегодня, имеет ли она какую-то свзяь с реальностью?

Хороший вопрос. Полагаю, что сегодня у нас есть невиданный ранее глобальный контакт с кем угодно. Когда я снимал «Бегущего по лезвию», нам приходилось звонить через всю Атлантику по телефону, никаких мобильников не существовало. Мир сейчас устроен так, что мы можем соединиться с любым народом. События «Человека в высоком замке» происходят лишь через 17 лет после войны, и 1962 год — это рождение, новая эра, отсутствие войн. Мы наблюдаем успех и смотрим в будущее с готовностью свернуть горы, но сегодня мы далеки от этого. Очень необычно.

Другими словами, «Человек в высоком замке» — некое напоминание о том, кем мы были в 1960-х?

Да, точно.

Что бы вы хотели передать или показать зрителям в этом шоу, что для вас самое важное?

Все. Я режиссер, который думает, что важно все. Сначала история, потом актеры, потом представление, но все это относительно, одно декорирует другое. Так я снимаю фильмы, и хочу, чтобы и телесериал следовал этому пути. Я считаю, что визуальная составляющая — это гигантская авансцена, которая делает историю достоверной, нагнетает тревогу касательно того, как быстро герои опускают руки и вливаются в нацистский и японский мир.

Источник: ew.com
Это интервью о сериале
Сериал по одноименному роману Филипа К Дика
IMDB
8.10
25.425
Кинопоиск
7.29
2.711